Туры в Норвегию с перелетом

Май уже почти лето! Можно, как обычно, рвануть к морю: пляж, лежак, шведский стол, обгоревшие плечи. А можно сломать стереотип и поехать в Норвегию, как сделала Таня Кабешова.

Май уже почти лето! Можно, как обычно, рвануть к морю: пляж, лежак, шведский стол, обгоревшие плечи. А можно сломать стереотип и поехать в Норвегию, как сделала Таня Кабешова.

А, нуво!

Знакомство с Норвегией началось с города Олесунда, который расположен на нескольких островах, соединенных между собой мостами и туннелями, Часть ll-километрового пути от аэропорта в город проходит под водой! Приехав, мы побросали вещи и отправились на поздний ужин, где я впервые попробовала знаменитую семгу на ее исторической родине. Удивило, что рыбу подали с клубникой. Это потом я пойму, что семгу можно есть с чем угодно, в любое время суток, в одиночку и в компании, на закуску и на десерт. Казалось, после перелета я усну, лишь коснувшись головой подушки, но, поднявшись в номер, решила посмотреть, каков вид из окна, и надолго застыла, любуясь суровой, но выразительной красотой. Стояли белые ночи, и, может, потому, что воздух абсолютно чист, они показались мне светлее российских. Я все-таки улеглась, но шторы не закрыла, боясь хоть на минуту разлучиться с этим нереальным видом.

Кто-то называет Олесунд Северным Парижем, а кто-то -Норвежской Венецией. В январе 1904 года тогда еще застроенный деревянными домами город сгорел буквально дотла (удивительно, но из 10 000 жителей погиб лишь один). За три года все было выстроено заново в стиле модерн. Простые формы и линии, с одной стороны, и богатый декор зданий — растительные узоры, изображения животных, извилистость оконных и балконных переплетов — с другой. В здании бывшей аптеки — Центр югендстиля: там подробно расскажут о строительстве, а еще покажут немного наивное, но очень трогательное интерактивное шоу о пожаре 1904 года.

Но вообще-то этот изысканный город — настоящий труженик, испокон века живущий добычей и заготовкой рыбы. Именно Олесунд прославил Норвегию особым видом приготовления трески — клипфиск. Рыбу разделывают, связывают хвостами и выкладывают сушиться. Поскольку здесь постоянно дуют ветра, то нет мух, а из рыбы постепенно вытягивается лишняя влага. Такой способ заготовки известен со времен викингов, но сейчас клипфиск охотнее всех покупают итальянцы, известные затейники по части еды. Нафотографировавшись на «модерновом» фоне, мы отправляемся в океанариум, самый крупный в Северной Европе. Проектируя его, норвежские архитекторы просто-напросто отгородили часть Атлантического океана. Когда мы прижимаем лица к стеклу, чтобы получше рассмотреть рыбок, то сталкиваемся с пристальным взором обитателей океана, которые с неменьшим любопытством рассматривают русских туристов. А еще нам разрешают подержать в руках некоторых морских жителей и покормить зубаток.

С сожалением покидаем океанариум, чтобы отправиться на гору Аксла и со смотровой площадки разглядеть архипелаг, на котором расположен город. Вообще-то на гору ведут 418 ступеней, но мы, ссылаясь на нехватку времени, едем на автобусе. Вид действительно потрясающий! И тут выясняется, что про грамма пребывания в Олесунде не завершена. Мы выходим в море на самом настоящем рыболовецком судне, носящем гордое название «Бунтарь». «Так девчонки называли меня в юности», — застенчиво говорит немолодой капитан нашего судна. «Это лучший рыбак Олесунда, — замечает наш гид, -он без улова никогда не возвращается». Холодно ужасно, и перспектива провести время в открытом море никого не радует. Натягиваем шапки, надеваем перчатки (я тихо радуюсь наличию термобелья) и недоверчиво рассматриваем снасти, с помощью которых предстоит рыбачить. Приспособления странные: удилище с леской, на которую насажены 8-10 крючков. Крутим головами в поисках наживки — ее нет. «Бунтарь» снисходительно улыбается: «Поймаете и так!» Пометавшись по фьорду, останавливаемся и забрасываем удочки, настраиваясь на долгое и безрезультатное ожидание. И — о чудо! -сразу начинает клевать, причем у всех. Мы судорожно вытаскиваем удочки: на каждом (!) крючке болтается по рыбине. Настроение повышается, ветер уже не кажется таким пронизывающим. К сожалению, отведать свежей рыбки нам не удастся — мы уезжаем из Олесунда.

Читайте также  В период с 26 июня по 8 августа центральная станция Осло (Oslo Sentralstasjon) закрывается для движения поездов. Об этом «Туринфо» сообщили в Совете по туризму Норвегии. В связи с этим скоростной поезд Flytoget будет замещен автобусами, которые начали курсировать до Лиллестрёма от станций: Драммен, Аскер, Сандвика, Люсакер, Скёйен и Осло С.

Небо, горы, облака и вот мы на пароме, с борта которого можно полюбоваться самым живописным из фьордов — Гейрангер-фьордом. Поскольку было очень холодно, наша группа поначалу расположилась внутри парома, попивая кофе и «балуясь плюшками». Но потрясающая красота проплывающей мимо природы помимо воли вытащила нас на палубу. Узкая полоска воды между нависающими скалами, высота их достигает 1400 метров, а по ним низвергаются водопады, носящие очень романтические названия, подтвержденные, как водится, легендами. На крутых склонах то там, то сям ютятся домишки с крышами, покрытыми дерном. Еще до 60-х годов прошлого века в них селились фермеры, жилось им непросто. Например, выпуская детей погулять, их привязывали веревками к стволам деревьев, чтобы, заигравшись, они не скатились вниз! Хотя сейчас в домах никто не живет, их поддерживают в порядке — для истории, ну и для туристов, конечно.

Чтобы немного отдохнуть, мы сделали кратковременную остановку в поселке Гейрангер, куда с 1869 года причаливают круизные теплоходы и паромы. В этом населенном пункте всего 250 жителей, зато за год его посещают 600 000 туристов. Наша группа остановилась в отеле Union, где все предусмотрено для того, чтобы прийти в себя: уютные номера, бассейн, прекрасный выбор спа-процедур, отличная коллекция старинных автомобилей. На следующий день, побывав с утра в Центре фьордов, мы отправляемся по дороге Орлов дальше. Скажу честно, езда по ней — не для слабонервных. В самом начале автобус метров 600 поднимается по практически вертикальной стене, а потом дорога делает 11 петель (так и хочется назвать их мертвыми), проходя по самой кромке обрыва. Единственное, что спасает меня от разрыва сердца, — это невозмутимое лицо нашего водителя Бьярте. Я успокаиваюсь, и, когда выхожу на смотровую площадку Флюдальсьюве, у меня уже почти не дрожат колени.

Читайте также  Норвежская губерния Финмарк выступила с инициативой ввода круглосуточноо режима пересечения границы с Россией.

Вторую остановку, опять основательно попетляв, делаем на высоте 1467 метров, на площадке Далснибба, которую часто называют крышей Норвегии. Солнышко припекает, так что мы снимаем надоевшие куртки, шарфы и свитера и затеваем игру в снежки. Ощущение нереальное: горные вершины тонут в облаках, и кажется, что ты можешь потрогать руками небо. Дальше наш путь лежит через долину Олдендален к леднику Бриксдаль. К самому леднику мы подъезжаем на тележках-троллемобилях — вот такой норвежский вид транспорта — и буквально замираем, ослепленные бирюзовой гладью озера, в котором тонет язык ледника. Среди туристов, глазеющих на Бриксдаль, проносится слух, что если съесть кусочек льда, загадав желание, то оно непременно сбудется. Все немедленно набивают рты льдинками. Подтверждаю: сбывается! Вот я загадала себе встречу с голубоглазым блондином и уже через три часа каталась именно с таким на яхте. И не важно, что 90% мужского населения Норвегии имеет такую внешность, а поездка была включена в программу пребывания. Главное — сбылось!

Побольше льда

Перед походом на высоченный ледник Йостедалсбреен нам выдают «кошки» на ботинки и ледорубы, а в придачу -гида с труднопроизносимым тибетским именем: в Норвегии он отдыхает от восхождений на Гималаи. До подножия горы добираемся на катере, а там начинаем подъем. Как на грех, портится погода, солнце скрывается за тучами, в лицо дует холодный ветер. Жуть! Кое-как добираемся непосредственно до ледника. Очень хочется сфотографироваться рядом и… вернуться. Но про водник с непроницаемым лицом закрепляет «кошки», связывает нас всех одной веревкой и про водит короткий инструктаж. В этот момент к леднику подходит семья — мама, папа и двое детей (лет 3 и 9). Они ловко надевают обмундирование, взваливают на плечи рюкзаки и палатки. «Пошли ночевать на ледник», -поясняет гид. Вот такая местная забава. Ну пробил и наш час! Тропинка коварно выскальзывает из-под ног, смотреть вперед страшно, назад невозможно, снег слепит. Немного освоившись, замечаем и пронзительную голубизну льда и величие гор. Подумать только, возраст ледников — от 4000 до 6000 лет. Ощущаем себя героями фантастического фильма — не зря поднимались! Едва успеваем покинуть ледник, как начинается дождь. Промокшие, спускаемся к подножию горы, и т выясняется, что катера уже не ходят и нам надо пешком добираться до своего автобуса. Настоящее приключение! Кстати, когда я спросила актеров братьев Чадовых, с которыми мы путешествовали, какое самое яркое впечатление у них осталось от страны, Алексей и Андрей, не сговариваясь, воскликнули: «Восхождение на ледник!»

Скорее в отель, поближе к еде и согревающим напиткам! Ночь в регионе Согне-фьорд мы провели в гостеприимном месте Torvis Hotel. Владелец гостиницы Бард Хусеби был успешным бизнесменом в Осло, но уехал из столицы, чтобы поселиться в норвежской глубинке. Он с гордостью показывал нам интерьеры, оформленные антикварной мебелью, элегантный музыкальный салон с камином и бильярдную, отличную библиотеку (поверили на слово: книги-то на норвежском), а также прекрасные номера с чудесным видом из окон. Потом едем дальше, чтобы отпраздновать вместе с норвежцами день летнего солнцестояния, побывать на выступлении оркестра королевских гвардейцев, посмотреть шоу народных танцев, покататься на надувной скоростной лодке по Норд-фьорду и увидеть деревянную церковь Урнес, построенную в 1150 году.

Читайте также  Число жителей Швеции из приграничных к Норвегии районов, ездящих на работу в Норвегию, удвоилось, начиная с 2004 года. Об этом, и неиспользованных ресурсах приграничного обмена, говорится в отчете региона Вэрмланд.

Как жаль, что нельзя рассказать обо всем! О том, как хорош Берген, о том, как складываются отношения между норвежскими мужчинами и женщинами, а еще, что едят и пьют в этой стране. Ну, может, в другой раз. Ты же пока собирайся и поезжай за собственными впечатлениями. Только возьми с собой правильную одежду.

БЛАГОДАРИМ ЗА ПРЕКРАСНУЮ ПОЕЗДКУ СОВЕТ ПО ТУРИЗМУ НОРВЕГИИ И КОМПАНИЮ FJORD NORWAY.

Собиралась я, когда на Москву накатывала жара, и одежду кидала в чемодан по сезону — шорты, майки. Но, зачитывая домочадцам программу путешествия, обратила внимание на слова: «Погода в Норвегии переменчива, возьмите и легкие, и теплые вещи». Багаж пришлось переукомплектовать, а дочь недрогнувшей рукой заменила бикини на термобелье.

В подарок — тролля

Говорят, когда в Норвегию пришли первые люди, они обнаружили, что здесь уже обитают некие существа, имеющие по четыре пальца на руках, спутанные шевелюры, длинные носы и крючковатые хвосты. Их можно увидеть только в сумерках или ночью, так как под лучами солнца они превращаются в камни. Тролли занимают особое место в жизни норвежцев. Существует даже кодекс обращения с ними: не называй им свое имя, не пей и не ешь ничего из их угощения. А вот самое милое правило: при встрече с подозрительным человеком посмотри, не выглядывает ли из-под юбки или из штанины хвост (даже вернувшись домой, я на всякий случай соблюдаю этот пункт!). Ни один турист не покидает страну без фигурки этого сказочного существа. Тролля надо выбирать с умом, а не хватать первого попавшегося: он непременно должен тебе подмигнуть или улыбнуться. Мой не просто улыбнулся мне, а еще и умоляюще сложил свои четырехпалые ручки. Теперь живет в Москве.

Автор: Таня Кабешова.